Дело о 14 миллиардах

Попытка превратить процесс правки Конституции во второй Крым едва ли закончится массовой мобилизацией населения на поддержку Путина. Вопреки замыслам Кремля, эффект будет короткий и слабый, считает публицист Андрей Колесников

14 миллиардов рублей на закрепление «наследия» Путина — на нелегальное всенародное голосование, которое легальным сделает сенатор Клишас, автор лучших образцов авторитарного права — законов о недостоверных новостях, иностранных агентах разного сорта, суверенном интернете. 14 миллиардов рублей на поправленную Конституцию, которую немедленно придется править в обратную сторону, как только начнется транзит от авторитаризма к демократии (например, Госсовет как руководящая и направляющая сила может существовать исключительно в путинской системе власти). 14 миллиардов рублей на то, чтобы накачать легитимностью продление фактического правления автократа, уже 20 лет руководящего страной (никто уже и не исключает из этого срока четыре года Дмитрия Медведева, о чем свидетельствует альбом, висящий на сайте президента — «Путин. 20 лет». Двадцать — не шестнадцать!).14 миллиардов рублей на то, чтобы за счет социальных гарантий, которым не место в Конституции, обеспечить подъем по тревоге рейтингов первого лица, а вслед за ним и всей власти. Подъем, который продлится недолго, а сам взлет будет существенно ниже планок, взятых г-жой Исинбаевой, новой прилежной читательницей Основного закона.

14 миллиардов — это не деньги Путина и Клишаса. Это деньги налогоплательщиков, которые будут потрачены на то, чтобы поднять на месяц рейтинги автократа и испортить Конституцию РФ «живым творчеством масс».

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВИАГРА
Путин хотел превратить процесс правки Конституции и голосования за них в широкую мобилизационную кампанию, которая позволила бы склеить заново не распавшееся, но расклеившееся и превратившееся в холодные черепки с изображением Аю-Дага «крымское большинство». Во второй Крым.

Ничего из этого не получается, сколько ни перевозбуждай общественность данными социологов о высоком уровне поддержки путинских поправок. Путина уже один раз поддержали беспрецедентным образом на выборах 2018-го, а затем состоялось падение рейтингов, и не только по той причине, что грянула пенсионная реформа: сказался эффект «перемобилизации» — граждане одномоментно сделали то, что их просили, а затем пружина разжалась, и градус поддержки стал падать. После чего рейтинги обрушились благодаря уже повышению пенсионного возраста.

«Перемобилизация»-2020 тоже может иметь результат, обратный ожидаемому. Не сразу после своего рода повторных президентских выборов или референдума о доверии Путину, а спустя какое-то время. Опыт 2018 года Кремль ничему не научил.

ПУТИН ХОТЕЛ ПРЕВРАТИТЬ ПРОЦЕСС ПРАВКИ КОНСТИТУЦИИ И ГОЛОСОВАНИЯ ЗА НИХ В ШИРОКУЮ МОБИЛИЗАЦИОННУЮ КАМПАНИЮ, КОТОРАЯ ПОЗВОЛИЛА БЫ СКЛЕИТЬ ЗАНОВО НЕ РАСПАВШЕЕСЯ, НО РАСКЛЕИВШЕЕСЯ И ПРЕВРАТИВШЕЕСЯ В ХОЛОДНЫЕ ЧЕРЕПКИ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ АЮ-ДАГА «КРЫМСКОЕ БОЛЬШИНСТВО». ВО ВТОРОЙ КРЫМ

Словом, если эффект этих миллиардов на голосование плюс миллиардов на стимулирование иждивенчества и родов и обнаружится, то он будет очень коротким. Средний россиянин полагает, что государство ему и так сильно задолжало, и дополнительные соцвыплаты — это вовсе не заслуга и благодеяние Путина, а всего лишь его обязанность.

Придирчиво и деловито пересчитав дармовые деньги, средний россиянин спрячет их в карман и даже спасибо не скажет. Это как с накачкой экономики государственными деньгами — сначала достигается дополнительный рост ВВП на ноль целых хрен десятых процента, а затем снова плавное снижение, потому что эти дармовые расходы дестимулируют нормальную конкуренцию в нормальном частном секторе. Так современные экономики не растут. (Формальный краткосрочный рост можно получить методом сбрасывания дензнаков с вертолета или путем выдачи всего федерального бюджета на проекты Сечина И.И.)

Гораздо больший мобилизационный эффект будет иметь личный бенефис Путина — празднование 75-летия Победы. Но любой праздник имеет свойство завершаться. И даже если нагнетаемая уже сейчас внуками Молотова-Риббентропа «патриотическая» истерия и повлияет на рейтинги первого лица и власти в целом, то опять-таки ненадолго и не слишком сильно.

Песня «Не повторяется такое никогда» — это про Крым. Все новые приемы и трюки — это такая политические виагра. Ее фармакологическое действие имеет свой конец.

«СХЕМАТОЗ» В МИРЕ ТУРБИЙОНОВ
То, что происходит — это создание параллельной квазиправовой реальности. В одной реальности действует (могла бы действовать, как и вся Конституция в целом) статья 136 Основного закона, устанавливающая нормальный порядок принятия поправок к Конституции. В другой реальности действует специальное автократическое «право Клишаса», волшебным образом исполняющее среди прочего капризы Путина. «Хочу всенародное голосование!» И делай с этим, что хочешь. Все смеются над Исинбаевой, которая не заглядывала в Конституцию, пока ее не попросили изобразить «народ» в рабочей группе. А заглядывали ли в нее те, кто нащупывает квазиправовую форму капризам первого лица? Если заглядывали, почему не объяснили, что происходящее имеет антиправовой и антиконституционный смысл?

ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ — ЭТО СОЗДАНИЕ ПАРАЛЛЕЛЬНОЙ КВАЗИПРАВОВОЙ РЕАЛЬНОСТИ. В ОДНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ДЕЙСТВУЕТ (МОГЛА БЫ ДЕЙСТВОВАТЬ) СТАТЬЯ 136 ОСНОВНОГО ЗАКОНА, УСТАНАВЛИВАЮЩАЯ НОРМАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК ПРИНЯТИЯ ПОПРАВОК К КОНСТИТУЦИИ. В ДРУГОЙ — СПЕЦИАЛЬНОЕ АВТОКРАТИЧЕСКОЕ «ПРАВО КЛИШАСА»

На выходе мы будем иметь не одну, а две Конституции — «ельцинскую», которую девушка Ольга Мисик зачитывала росгвардейцам, и «путинскую», которую представители политического класса могут зачитывать друг другу до потери пульса от экстатического конформистского восторга.

И чтобы принять эту параллельную Конституцию, совершить этот «автопереворот» (autogolpe), используется такой привычный в мире турбийонов, шуб и собачьих питомников «схематоз» — здесь играть, здесь не играть, здесь голосуем, здесь образуем новую форму народовластия, здесь рыбу заворачивали…

Правка Конституции на деньги налогоплательщиков на фоне сталинских 18 лет лишения свободы за «преступление», где не доказаны само его событие и умысел и где нет потерпевших, в декорациях перекладывания Сбербанка из одного государственного кармана в другой, чтобы в результате этого государственного «схематоза» можно было бы легально потратить деньги на дополнительные социальные выплаты, являющиеся взяткой электорату, чтобы он сохранял лояльность режиму — это высшая, но, боюсь, не последняя стадия развития путинской системы власти.

Источник одной газеты сообщил, что идея правок состоит в закреплении «наследия президента Владимира Путина на долгие годы, чтобы в будущем ни один президент не мог его расплескать». Тысячелетнее государство по Суркову, ага. Наследие каких-нибудь Франко или Салазара тоже казалось нерасплескиваемым. Тоже не баран начихал — сидели во власти десятилетиями. Но спустя какое-то время, очень короткое, от него не оставалось почти ничего. И приходилось принимать новые демократические Конституции с отказом от тяжкого прошлого.

Андрей Колесников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *