“Благие намерения” или ложь во спасение

8 декабря 2017
Я так считаю

 8 декабря  ” чёрный день” в  истории великой страны,которой не стало.    Российский президент назвал  событие – величайшей геополитическоой катастрофой ХХ столетия! Он бесконечно прав!  Прошли годы, а сердце так и не смирилось  с потерей!

В эти дни произошло событие, которое не осталось незамеченным: 15 лет с момента развала СССР и создания Союза независимых государств. 15 для истории – миг, для людей, переживших серьезные потрясения в стране, солидная часть их жизни.

Сегодня мне бы очень хотелось посмотреть прямо в глаза одному человеку, понять, что он чувствует, о чем думает, мучают ли его угрызения совести… В 1989 году нынешний профессор, а тогда скромный доцент с кафедры трудового права из Омска – Алексей Казанник – был избран народным депутатом СССР. Борис Ельцин – в стойкой оппозиции к власти президента страны Михаила Горбачева, пообещавшего не пускать его больше в политику, – занимал в списке от РСФСР 12-е место при наличии необходимых только 11-ти, а посему становился непроходной фигурой в Совет национальностей. И тогда несколько опьяненный ветром перемен провинциал из Омска делает широкий жест – он дарит депутатское кресло Борису Ельцину. С юридической точки зрения действо было, прямо скажем, небезупречным, но оно утонуло в ликовании оппозиции.

Как известно, история не имеет сослагательного наклонения. Готовый уйти в политическое небытие Ельцин становится “национальным героем”. А колесо истории покатилось дальше… Задаю себе – уверена, что многие тоже, – вопрос: что было бы, не соверши Казанник этот роковой шаг? Фантазия уносит нас в заоблачные дали: Ельцин бы не стал президентом, не терзал бы Россию целое десятилетие своим правлением, не распался бы Союз…

Позднее Ельцин по-царски отблагодарит Казанника, сделав его членом Президентского совета, а в кровавые дни 1993 года – Генеральным прокурором России. Только вот расчет оказался неверным: в надежде получить “карманного” Генпрока Борис Николаевич приобрел строптивца, не пожелавшего закрыть глаза на антиконституционный расстрел парламента.

…Весной 1994 года Казанник скажет в интервью “Комсомольской правде”: “Я по своей наивности полагал, что он действительно стоит на позициях Закона и болеет за государственные интересы… Я понял, что ошибался, но прозрение далось тяжело”. Что это – лукавство или искреннее раскаяние? Неужели столь велика была эйфория от попадания на политический Олимп? К власти рвалась, сметая все на своем пути, новая генерация партократов, не очень терзаемых нравственными принципами, не особенно разборчивых в выборе средств для достижения целей.
Многие представители средств массовой информации поспешили к экс-президенту накануне 15-й годовщины. В одном из интервью, разоткровенничавшись о неизбежности случившегося с великой державой, Ельцин сказал: “Я вырос в Советском Союзе. Почти вся моя жизнь прошла в СССР, поэтому ностальгия в какой-то степени остается. И я думаю, это естественно. Но в то же время я прекрасно понимаю, что распад – удел всякой империи. Смотрите, не смогли сохраниться ни Александрия, ни Римская, ни Османская империи. Все известные истории империи прекратили своe существование…“.

Неужели и взаправду стареющий Герострат не ведает до сих пор, что сотворил? Миллионы скитаются по свету, ни одна из бывших республик за прошедшие годы так и не смогла оправиться от потрясений. Не может не понимать бывший президент, что СССР не был империей в привычном понимании. Могу смело утверждать, как человек, рожденный в Средней Азии, проживший там полвека.

Бедствовала Россия, в Москву, которая и тогда была государством в государстве, нескончаемым потоком шли “колбасные” электрички, поезда из провинции. В республиках Средней Азии магазины не пустовали, товары по линии СЭВ доставлялись прямиком на окраины, да и заработки были повыше. На вопрос, отчего в Средней Азии не знают перебоев с мясо-молочной продукцией, товарами народного потребления, в верхах отвечали, что у азиатов традиционно мясная национальная кухня, “младшего брата” обижать нельзя. А в России главное национальное блюдо – конечно же салат из одуванчиков… Ну и где вы видели империю, где “метрополия” жила бы хуже “колоний”?

Коллега-журналист из туркменской областной газеты “Чарджоуская правда” рассказывала, что через несколько лет после распада Союза она по долгу службы побывала в отдаленном районе. Люди, достаточно наивные в своей вере (они-то в числе 76 процентов населения страны проголосовали за Союз), что вот-вот что-то должно измениться… спрашивали: “Любовь Ивановна, а когда снова будет Советский Союз?“.

Вряд ли журналист мог бы внятно объяснить, что это всерьез и надолго, что в бывших республиках Союза к власти пришла национальная элита, которая в недалеком прошлом и мечтать об этом не смела. В Беловежье, где поначалу не нашлось даже машинистки, чтобы напечатать “итоговые документы”, был дан сигнал всеобщей растащиловке. Именно поэтому и сегодня так велика ностальгия по единой стране, а аббревиатуру СНГ произносят стыдливо, предпочитая говорить: республики бывшего СССР. Построить новое, тем более демократическое, пространство на основе беззакония, вопреки воле народа невозможно по определению. Что могут сегодня предъявить бывшие республики? Бесконечный передел власти, революции всех цветов и оттенков?

Разговор о дне нынешнем я не случайно начала “от печки”. Без осознания прошлого невозможно понять, что происходит сейчас. Я – не политолог, не экономист и не претендую на глубину анализа и истину в последней инстанции. Но факты – вещь упрямая. Десятилетие ельцинского безвременья окончилось. Россия избрала нового президента и, похоже, не ошиблась. Страна не только встала с колен, но и считается сейчас одной из самых влиятельных сил мирового сообщества. Россию можно не любить, ею можно восхищаться, но не считаться с ней уже не получится.

Во времена, предшествующие эпохе Путина, родилась оппозиция – эдакие ястребочки гнезда Борисова. Мелькают одни и те же лица – Явлинский, Хакамада, Немцов, Рыжков… Выученники лучших советских вузов, похоже, напрочь забыли такое простое понятие – “диалектика”. Время быстротечно, мы меняемся вместе с ним, а бытие, как известно, определяет сознание… Но и по сей день, утратив некогда завоеванные позиции с помощью революционно-демократической риторики, оппозиция считает – всe плохо, всe не так! Прокручивание наработанных в прошлом идей об идеальном устройстве России по западному образцу мало кого впечатляет.

Всем памятны прошедшие выборы в Государственную думу. “Яблоко” и Союз правых сил оказались политическими банкротами, не сумев преодолеть нужный рубеж. Но реальной оппозиции, которую Александр Минкин очень едко назвал “фальшивой оппозицией”, так и не появилось. Спасать себя любимых бросились за счет новых образований: появились партии Ирины Хакамады, Сергея Глазьева и иже с ними. Бесконечные разборки в “Родине” и других партиях народ явно утомили. Думаю, сейчас избиратели вряд ли вспомнят, сколько сегодня в России партий и с чем их едят…

Действия “Единой России” прозрачны и понятны, они не обещают новых потрясений, напротив, нацелены на реализацию национальных проектов, а для людей это главное.

В Толковом словаре Ожегова слово “оппозиция” расшифровывается так: “противодействие, сопротивление”; “группа лиц внутри какого-нибудь общества, организации, партии, ведущей политику против большинства”. А большинство – это не чиновники, а народ. Он сейчас принципиально другой, не тот, что был 15 лет назад. Вот почему политическое влияние оппозиции неуклонно стремится к нулю. Им не простили ельцинского безвременья, не прощают попыток развалить страну, только поднявшуюся с колен.

Экс-премьер Михаил Касьянов, шахматный “король” Гарри Каспаров сотоварищи, как ни крутите, на роль лидеров нации никак не тянут. Всe тот же крыловский квартет: “А вы, друзья, как ни садитесь, всe в музыканты не годитесь…”.

Буквально бурю “благородного” негодования вызвали поправки к “Закону о выборах”. При отмене порога явки на избирательные участки оппозиции на предстоящих выборах и вовсе ничего не светит. Но криков о тотальном наступлении режима на демократию предостаточно. К кому апеллировать, кому делать сладкие посулы? Не идет большая часть населения страны за вами, что поделаешь – насильно мил не будешь! Появилась некая растерянность: теперь не совсем понятно, кто придет на выборы, а кто предпочтет работу на дачных участках… Есть у избирателя возможность проголосовать “ногами”. Но в таком случае они делегируют свои права тем, кто придет к избирательным урнам. Так проходят выборы во многих развитых странах, Россия не станет исключением. Не пришли на выборы, получили власть, которую выбрали другие, – ваши проблемы!

Завидую тем, кто в вечной оппозиции, кто ни за что не отвечает, но уверен – вот дали бы ему порулить… Словом, каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны. Владимир Владимирович Путин – не волшебник, но надо обладать его харизмой, твердым характером, целеустремленностью и волей, чтобы поднять доставшуюся в наследство страну, уверенно двигаться к намеченной цели. Шутники говорят: “А он не доллар, нравиться всем не обязан”.

Оппозиции Путин неудобен во всех отношениях, она его на дух не переносит, готова, как и Ельцин в прошлом, к “революционной целесообразности”, чтобы разрушить все, что удалось сделать президенту за два срока его правления. В ходе дискуссий, в частности на передаче Владимира Соловьева “К барьеру”, оппозиционерам нередко задают вопрос не слишком политкорректный, но очень точный по сути: за что вы так не любите свою страну? Ответ можно просчитать заранее, он звучит, как заезженная пластинка: мол, народ не понимает, какое “счастье” на него обрушится, если он устремится за оппозицией. Не идут! Напротив, неразумные требуют Владимира Владимировича на третий срок!

– Как же так? – возмущается оппозиция. – Это нарушение демократических принципов сменяемости власти. Посмотрите на Запад…

Смотрим, как убеждает нас Валерия Ильинична Новодворская, на самую “лучшую и непревзойденную демократию в мире – США”. Народ выбрал Альберта Гора, но по воле выборщиков – института архаичного, давно себя изжившего – президентом Америки стал Джордж Буш. Но случалось и такое, что в непростые времена, когда стране нужен был блестящий лидер, оставляли президента на третий срок. И ничего – жива американская демократия. У идущего на второй срок Ельцина рейтинг был настолько низким, что никто не сомневался в его уходе. “Заграница нам поможет”, – решили демократы. И ведь помогла!… “Альтернативы Ельцину нет!” – их лозунг. Лгали громко, вызывающе, не могли ведь не понимать, что сомнительный в плане интеллекта лидер с весьма относительными нравственными принципами никого, кроме них, не устраивает.

Слава Богу, что в 150-миллионной стране альтернатива нашлась. Кстати, о третьем сроке, инициированном… Чечней. Конституция страны – не догма, а руководство к действию. Коней же на переправе не меняют! Замена Путину конечно же найдется. Только кто от этого выиграет? Сегодня на веру уже никто никого не принимает – ни народ, ни мировое сообщество. Новому лидеру для самоутверждения понадобится время, может и немалое. Его-то у России нет. А вот кредит доверия к власти не исчерпан. Избрание Путина на третий срок позволит продолжать реформы, сделать их необратимыми.

Оппозиция напряглась: пробиться во власть – путь долгий и трудоемкий, требующий упорства, воли и новых идей, а также средств немалых. Хочется сразу – и всe! И чтобы государство было удобное, чтобы власть упала сама в руки, как спелое яблоко. С теми принципами “суверенной демократии”, с теми переменами, которые произошли и происходят, не разгуляешься. И борьба с “неправильным” государством, уклоняющимся в “тоталитаризм”, становится основой движения оппозиции.

Только все не в кон, все невпопад. Свидетельство тому – итоги прошедшего Всероссийского гражданского конгресса. Междоусобица “Яблока” и Союза правых сил стала очевидной (мы вам – места во властных структурах в Перми, а вы нам – в Санкт-Петербурге…). Завсегдатаи Конгресса отказались участвовать в “Другой России”, сославшись на то, что им не по пути с Лимоновым и Ампиловым… “Другороссы” уличили “яблочников” в нежелании ссориться с Кремлём, а сопредседатель “Другой России” – Гарри Каспаров – обвинил и “Яблоко”, и СПС в развале Всероссийского гражданского конгресса. Когда в товарищах согласья нет… Вот и выходит только мука!

Склонность к конформизму, поиску теплого места под солнцем – пожалуй, одна из отличительных черт “фальшивой оппозиции”. “Перспективный демлидер” Владимир Рыжков был некогда порученцем у Виктора Черномырдина. Сергей Глазьев присягал на верность правительству Егора Гайдара, потом засветился с генералом Лебедем, примкнул к зюгановцам, а сейчас по второму кругу подался в демократы. Обслуживающий оппозицию Евгений Киселeв “верой и правдой” служил всем олигархам подряд – Гусинскому, Березовскому, Абрамовичу, Дерипаске. Новое явление опального Киселeва на телевидение в программе РТУi “Власть” – момент знаковый: ясно одно – у оппозиции дела явно не клеятся.

Когда я смотрю на этих людей в действии, то думаю о том, что единожды солгавший доверия не достоин. Михаил Горбачев, клявшийся на верность державе, страну предал. Президент Белоруссии Александр Лукашенко, вспоминавший Беловежье в эти дни, сказал с присущей ему резкостью и прямотой, что должен был сделать президент и Верховный главнокомандующий с людьми, посягнувшими на конституцию, государственное устройство. Тем более что на руках у него уже были итоги Всесоюзного референдума. И он, и Ельцин, и псевдооппозиционеры – люди одной группы крови. Получив всe: и образование, и самые высокие чины в партийной иерархии, и ученые степени – в той стране, которую предали, они и сейчас не стесняются поливать еe грязью. В человеке самая отвратительная черта – черная неблагодарность. Никто не станет утверждать, что в прошлом все было идеально и не нуждалось в существенных переменах. Но умение отделять зерна от плевел дано далеко не каждому.

Я хочу вернуться к началу нашего разговора. Среди тех, кто был в оппозиции к советскому строю, кто поплатился за свои убеждения высылкой за пределы страны и ныне покоится за границей, – ученый-философ с мировым именем Александр Зиновьев. Незадолго до кончины в одной из своих статей он сделал такое признание. Я не берусь цитировать дословно, но за суть ручаюсь. “С водой выплеснули ребeнка. Если бы я знал, чем закончится эта драма (распад великой страны), я бы ни за что не написал 70 процентов своих работ!” И это признание дорогого стоит!” (“РУССКИЙ ЖУРНАЛ”. 2006 год)