Бей своих! Как Минюст «позаботился» о ВИЧ-инфицированных

В то время, как в России бушует эпидемия ВИЧ, ведомство предлагает ужесточить контроль за иностранными программами борьбы с этим заболеванием

Гнев и недоумение вызвала новая инициатива Минюста у журналиста и общественного деятеля Мити Алешковского:

«Бей своих, чтоб чужие боялись! Прости, Воронеж, но у вас снова бомбардировки.

Минюст предлагает УЖЕСТОЧИТЬ (!!!) правила работы НКО, которые занимаются профилактикой ВИЧ и получают иностранное финансирование.

Просто давайте немного изменим эту фразу, чтобы понять все ее безумие:

Минюст предлагает УЖЕСТОЧИТЬ (!!!) правила работы НКО, которые занимаются профилактикой ОНКОЛОГИИ и получают иностранное финансирование.

Минюст предлагает УЖЕСТОЧИТЬ (!!!) правила работы НКО, которые занимаются профилактикой ИНФАРКТОВ и получают иностранное финансирование.

Минюст предлагает УЖЕСТОЧИТЬ (!!!) правила работы НКО, которые занимаются профилактикой СИРОТСТВА и получают иностранное финансирование.

Напомню, в России эпидемия ВИЧ. В 2017 году Росстат зарегистрировал 104 402 новых случая инфицирования.

По данным ООН, Россия является третьей в мире по темпам распространения ВИЧ-инфекции после ЮАР и Нигерии.

Большая часть заражений происходит при половых контактах между мужчинами и женщинами — 53,5% и при совместном внутривенном употреблении наркотиков — 43,6%.

Это происходит прямо сейчас.

Но Минюст предлагает…»

***

«Просвещенным» авторитаризм быть не может, — заявляет публицист Михаил Пожарский, оставив в своем блоге столь же резкую оценку замысла Минюста:

«Если вы готовы обменять свободу на «просвещенную технократию», не получите ни того, ни другого.

В России, особенно среди прокремлевской публики, есть множество сторонников концепции «просвещенной автократии», свято убежденных, будто авторитарная власть может быть патроном искусств, наук и благотворительных фондов. Будто люди в высоких кабинетах понимают, что просвещение лучше мракобесия. В общем, такая позиция «технократия лучше демократии».

Так вот получите, распишитесь: Минюст предложил ужесточить контроль за иностранными программами борьбы с ВИЧ. В стране эпидемия ВИЧ? Что же будем делать? Внедрять передовые программы снижения вреда, которые работают? Ни в коем случае — лучше добьем последние НКО, которые занимаются профилактикой. Нас спасет только молитва, подорожник и хардкор!

И ведь иначе просто не бывает. Потому что люди в высоких кабинетах стремятся вовсе не к разумному, доброму, вечному. Они, как подсказывает нам экономист Уильям Нисканен, стремятся к максимизации своего бюджета. Выбирая из всех возможных решений проблемы, бюрократ выберет самое дорогостоящее. Всякому бюрократу хочется иметь самое большое ведомство, не говоря уже об очевидных коррупционных плюшках.

Но чем мешают НКО? Представьте: большой чиновник Иван Иваныч «решает» некую социальную проблему, сливая на это миллиарды бюджетных средств. А рядом скачут какие-то волонтеры и решают ту же проблему за 100 рублей. Это же демпинг, подлость и предательство родины. Поэтому НКО и потребуют запретить, объявив агентами японской разведки. Даже нет никакого идейного конфликта — ничего личного, просто бизнес.

ВИЧ, наркомания, беспризорность — для вас это ужасы. А для верных солдат авторитарного государства — это бюджеты, ведомости, рабочие места, откаты и распилы. Именно в этом для них выражается «эффективность». Поэтому, если вы готовы обменять свободу на технократию, то не получите в итоге ни того, ни другого…»

***

Журналист Антон Красовский уверен, что выход из положения найти можно:

«Вам не кажется, что удивляться или даже обижаться сейчас на государство глупо? Скажу больше: государство не только вправе, но и должно контролировать такие гранты и программы, на которые они выделяются. Государство должно знать, что делается на чужие деньги на его территории. Представьте себе, что какой-нибудь фонд Кобзона вдруг поддержал 30 американских НКО. Вызвало бы это заинтересованность американских спецслужб, устраивающих сейчас истерики по поводу русской рекламы в Фейсбуке на 12 тысяч долларов?

Но.

И это «но» — самое важное. Это «но» — вопрос к государству.

Вы понимаете, что это не иностранные фонды вдруг пришли в Россию бороться с Путиным под видом борьбы с ВИЧ? Это русские НКО, лишенные финансирования, годами стояли у запертых дверок западных толстосумов. Вы же им ничего не давали. Вы закрывали их программы, вы закрыли Россию для Глобального фонда. Вы не признаете эпидемию, и вообще не верите в экспертизу — отсюда все эти «лебединые верности», «презервативы не предохраняют» и прочее. Вы сделали все для того, чтобы люди, реально борющиеся с эпидемией, клянчили деньги. И не у вас. А у них.

Вы сами спровоцировали не только пристальный интерес к России со стороны часто довольно сомнительных финансовых контор, но и саму эпидемию. Когда в России она реально началась, уже были известны и методы борьбы, и методы профилактики. Более того, уже были нормальные лекарства. Все можно было остановить в зародыше, но вы поступили иначе. Поступили назло западному миру. И в результате как минимум полтора миллиона человек живут тут с ВИЧ. А могло бы быть на порядок меньше.

Что же нужно сделать?

Просто прекратить считать друг друга врагами. Я сам много раз довольно резко и часто глупо высказывался и про медицинские власти России, и про спецслужбы, много про кого. Простите меня. Вы нам не враги.

Но пока и не партнеры.

А должны ими быть. Но как? Довольно просто. Признайте хотя бы половину мировых практик. Поверьте в экспертизу. Я понимаю, что в стране, где экспертами на протяжении всей нашей жизни считались то Лысенко, то Кашпировский с Джуной, то Чумак с доктором Волковым, довольно трудно поверить в то, что реальная наука существует.

Но она есть. Есть. И вы это знаете. Именно поэтому ваши дети учатся на Западе, а сами вы на Западе лечитесь. Вы ходите с американскими телефонами, ездите на немецких машинах, носите итальянские башмаки. Эти все западные технологии — следствие реальной науки.

Так вот, профилактика ВИЧ — такое же следствие. Такие же технологии. И в отличие от машиностроения и фармацевтики, нам их просто дарят. Нужно лишь не побояться взять.

Вам не нравится, что фонд Элтона Джона платит за программы снижения вреда? Убедите дать эти деньги Сбербанк или ВТБ. Создайте условия для того, чтобы крупный бизнес осознал: ВИЧ — это не только серьезно, не только страшно, но и престижно…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *