Атака на электросамокаты

Зачем расследовать нарушение правил, которых не существует

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

9 июня петербургские сервисы «Молния» и Whoosh, занимавшиеся сдачей в аренду электросамокатов, приостановили деятельность. Впрочем, очевидно, что этот весьма доходный бизнес для этих компаний завершен.

Массовые обыски в офисах прокатных компаний ведутся уже несколько дней — силами регионального управления Следственного комитета России (СКР), который сообщил, что обыски связаны с уголовным делом о наездах на детей (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, ч. 1 ст. 118 УК), и привел два таких случая: наезды на четырехлетнего мальчика и пятилетнюю девочку. Оба ребенка госпитализированы в тяжелом состоянии.

Это объяснение — лукавство

Фактически обыски проводятся по уголовному делу, возбужденному по ч. 1 ст. 238 УК (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). И вот это заслуживает внимания.

Поводом для возбуждения уголовного дела по статье 238 УК стал инцидент, произошедший в Санкт-Петербурге 14 мая, когда на Невском проспекте группа молодых людей на электросамокатах  сбивала прохожих, а затем напала на питерского писателя Валерия Айрапетяна. Нападавшие задержаны, дело расследуется.

8 июня на ведомственной видеоконференции Александр Бастрыкин упрекнул Главное следственное управление по Санкт-Петербургу в том, что до сих пор не проведены обыски во всех фирмах по прокату самокатов.

Не хочу уходить в рейдерскую конспирологию, хотя выручка у ООО «Вуш» при уставном капитале в 13 000 рублей, согласно открытым базам данных, — почти  900 млн рублей. Однако указание провести обыски — читай, изъять технику и документы — без каких-либо вариантов означает одно. Уничтожить бизнес.

Источник Forbes пояснил, что убрать самокаты пришлось по требованию СК: «СК вчера сказал, что если не уберете [свои самокаты], мы уберем».

Что же это за состав преступления

«Неустановленные лица из числа руководства одной из коммерческих структур, осуществляющей деятельность по оказанию услуг населению в сфере предоставления краткосрочной аренды электросамокатов, правила управления которых не урегулированы на законодательном уровне, из корыстных побуждений предоставили в ночь с 13 по 14 мая электросамокаты в краткосрочную аренду двум молодым людям в возрасте 20 лет и 21 года», — так сообщили агентству Лайф в пресс-службе регионального СУ СКР.

На первый взгляд, с этой статьей все просто. Упрощенно: действуют требования безопасности, они нарушены организацией, оказывающей услуги, создана угроза жизни либо здоровью человека, имеются пострадавшие или даже погибшие — это и есть состав преступления.

Но в рассматриваемой ситуации все не так.

19 мая председатель СКР Александр Бастрыкин поручил подчиненным разработать и направить в правительство предложения по «регламентации правил вождения электросамоката и определении ответственности за случаи нарушения его эксплуатации».

Это важно зафиксировать: правил предоставления электросамокатов в прокат не существует.

Отсутствие требований безопасности, регламентов, правил предоставления электросамокатов в аренду СКР подчеркивает едва ли не в каждом релизе и, более того, призывает Минтранс и МВД ускорить разработку регламентации использования электросамокатов.

Так что же получается, СКР возбудил уголовное дело в связи с нарушением несуществующих норм и правил? Ответ простой. Да.

Есть и еще один важный фактор. Если бы речь шла о предоставлении в аренду неисправной техники, что повлекло бы вред пользователю услуги, о составе преступления можно было бы говорить даже в текущих условиях. Но вред причинен не потребителям услуги, а потребителями. Умышленно, из хулиганских побуждений. Вины тех, кто сдал исправную технику в аренду, не нарушая норм законодательства РФ, в причинении вреда пострадавшим нет, это очевидно.

Однако есть личное указание председателя СКР возбудить уголовное дело и изъять самокаты.

Есть и другие версии

Помимо хотя и конспирологической, но объяснимой теории атаки на бизнес.

Опытные следователи могут вспомнить множество «игрушек» председателя. Например, некогда популярное «раскрытие преступлений прошлых лет», когда комиссии, а порой и сам Александр Иванович поднимали старые приостановленные дела и требовали их срочного «раскрытия». Понятно, что следственным путем убийство десятилетней давности практически не раскрыть, здесь нужна работа оперативно-розыскная, следователи подключаются лишь на стадии реализации информации, когда нужно провести обыски, экспертизы, допросы и задержания. Но это проверяющих никогда не интересовало. И ситуация пришла к коллапсу, особенно если учесть, что все дела такого рода ставятся на контроль центрального аппарата. К примеру, следователь какого-то московского округа вместо расследования серьезных налоговых дел после очередного выезда комиссии «на землю» мог (и может) получить в производство 10–15 дел из районов, все на том самом контроле, что, помимо прочего, предусматривает необходимость еженедельно составлять справки о проделанной работе. По каждому делу. 15 дел — 15 справок в неделю, то есть один из пяти рабочих дней должен быть посвящен исключительно этому.

Добавим сюда дела СКР о преступлениях врачей, они даже в месячных отчетах следователей стоят третьей графой, после терроризма и экстремизма, выше коррупционных дел.

Защита прав сирот. Прав дольщиков. Все это было бы здорово, если бы не было компанейщиной и не подменяло работу надзорных органов, если бы было с ними, хотя бы с прокуратурой, скоординировано.

Ну и разовые всплески, тут примеры могу приводить очень долго: украли собаку или, напротив, собака кого-то покусала, ударили полицейского или тот кого-то ударил — неважно.

Главное, чтобы с правильной подачей это легло на стол первому, а на сопроводительное письмо поставили ненавистный, пусть и привычный следователям штамп: «Контроль председателя».

Эта нестабильность и непрогнозируемость не дает возможности утверждать, откуда родилось это самокатное дело, очередная ли это «игрушка» или серьезный рейд-проект с использованием тяжелой артиллерии. Пока не дает.

Но бесспорны два факта

Первый: питерские следователи СК третью неделю заняты не расследованием убийств и изнасилований, количество которых традиционно с началом лета возросло пиково, а обысками в прокатных фирмах и изъятием самокатов.

Второй: бизнес аренды электросамокатов в России очень скоро глобально перейдет в другие руки, мы их скоро увидим. Очень ловкие и уверенные руки. И это не региональная питерская история. Другие регионы могут начинать готовиться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Алексей Федяров,

основатель центра правовой помощи «Статус»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *