Арсений Рогинский: «Попали в реестр за высказывания о законе об иноагентах»

Сегодня Минюст включил в реестр иностранных агентов Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал». НКО будет в суде бороться против отмены такого решения.

Глава международного «Мемориала» Арсений Рогинский рассказал «НИ», в каких действиях НКО Минюст усмотрел политическую деятельность, есть ли надежда на судебное решение, и почему для организации так важно не нести клеймо иноагента.

— Минюст почти месяц изучал документы, отчеты «Мемориала», собранные за четыре года. Что же Минюст признал политической деятельностью?

— Мы предоставили Минюсту 30 тысяч листов разных документов. На 20 листах был только список наших публикаций. Тут Минюст, у которого свое понимание политической деятельности, и разгулялся. Члены НКО под политической деятельностью понимают прямое участие в борьбе за власть, выдвижение депутатов, прямая поддержка каких-то партий. Минюст же признал политической деятельностью целый ряд критических заявлений «Мемориала», которые касаются самого закона об иностранных агентов. Да мы считаем его аморальным, поскольку выражение «иностранный агент» имеет в России определенный, негативный контекст. И тем более это неприемлемо для «Мемориала», который занимается историей. К тому же закон этот антиправовой. Вот мы много раз публично возражали против него. И это главная часть обвинений в политической деятельности.

— А какие еще высказывания НКО Минюст причислил к политической деятельности?

— Мы говорили о мере ответственности власти за убийство Бориса Немцова, о создании соответствующей атмосферы, в которой могло произойти это убийство. Высказывали свое отношение о событиях на Украине. Мы излагали свои мысли, когда наших коллег-правозащитников включали в реестр иностранных агентов. Лично я выражал свое несогласие с политикой по мигрантам. И вот все высказывания по актуальным общественно-политическим проблемам и назвали политической деятельностью.

— Вы уже получили официальный документ о включении НКО в реестр иноагентов?

— Сегодня нам выдали акт, но мы его имеем право опротестовывать в досудебном порядке в течение двух недель. Но более-менее ясно, чем это закончится. Поэтому готовимся к суду.

— Неужели высказывания были настолько жесткими, что Минюст не смог их пропустить?

— Мы были крайне сдержаны, корректны и все ситуации рассматривали только с правовой точки зрения. Чего уж нам удивляться, когда в России признавали иностранным агентом НКО, которая всего лишь провела семинар с участием иностранца. Это же абсурдные вещи.

— А то, что международную организацию вносят в список иноагентов, не кажется столь же абсурдным?

— Мы надеялись, что к нам не придут. Ведь мы же международная организация. А как раз по этому закону об иностранных агентах международные организации не могут признаваться иностранными агентами и вноситься в этот реестр. А мы именно такая организация, и так зарегистрированы. Но, по-видимому, это не стало препятствием. Не удивлюсь, если нам скажут, что хоть «Мемориал» и международная организация, но зарегистрирована-то в России. Вот числилась бы где-то в другой стране, тогда другое дело.

— Почему этот закон клеймит НКО, которые никак этого не заслужили?

— Общественные организации – это острова независимости в стране. А уж те НКО, которые получают иностранные гранты, еще больше не зависят от государства. А у нас болезненное отношение к независимости. Раньше с НКО хотели дружить, потом просто контролировать, а сейчас главенствует идея жесткого контроля и убирания с поля тех, кто является помехой. И чем больше независимости у НКО, тем крупнее помеха. А на российском озере даже волнения не должно быть.

— Надеетесь, что суд встанет на сторону «Мемориала»?

— Я думаю скорее от том, сможем ли мы жить с этим клеймом. Мы же не живем сами по себе, своей маленькй компанией. А живем в стране. У нас много программ, связанных со школьниками и учителями, музеями, библиотеками. И, конечно, это клеймо помешает нормальному сотрудничеству с государственными институциями. Будут бояться те же директора школ, приговаривая: «Они агенты, не надо ничего с ними вместе делать». Но нужно надеяться на себя, быть уверенными в том, что мы делаем правильное дело.

Есения Мартынова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *