Аппарат прирастает сокращением

В 2017 году расходы на оплату труда федеральных госслужащих предусмотрены в объеме 95,85 миллиарда рублей, в 2018-2019 годах — по 96,9 миллиарда рублей ежегодно.

Центр стратегических разработок (ЦСР), председателем совета которого является бывший министр финансов Алексей Кудрин, предложил до 2024 года сократить почти на треть госаппарат и расходы на него. Если сейчас 148 чиновников обслуживают 10 тысяч населения, то после сокращения их количество снизится до 103 на 10 тысяч. При этом стоимость госуправления тоже упадет: с нынешних 2844 рублей в год на гражданина до 1990 рублей. По замыслу специалистов ЦСР, сокращение будет поэтапным: начавшись в 2018 году, оно завершится к 2024-му. Одновременно будет происходить перевод ряда управленческих функций в цифровой формат.

Каждый очередной секвестр чиновничьей гвардии неминуемо отзывается скорым ее пополнением

Российский государственный аппарат имеет свойство прирастать сокращением. Каждый очередной секвестр чиновничьей гвардии неминуемо отзывается скорым ее пополнением. Так, в канун 2016 года президентом был подписан указ о сокращении численности сотрудников госаппарата. Под сокращение тогда попали сотрудники МЧС, министерств юстиции и обороны. Указ предусматривал также оптимизацию штата Управления делами президента и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в те дни сообщил журналистам, что данный документ является продолжением курса на сокращение госслужащих, в том числе работников прокуратуры и Следственного комитета. Тогда же было объявлено и об одобренном Путиным антикризисном плане правительства, предполагавшим сокращение большинства категорий расходов на 10 процентов. В том числе и расходов на обеспечение органов государственной власти. Сокращение трат на содержание госаппарата вообще-то планировалось и ранее — еще до наступления кризиса. Собственно, планировалось сокращение самого госаппарата. Эту работу предполагалось провести в рамках разработанной министерством труда и социальной защиты федеральной программы развития государственной гражданской службы на 2015-2018 годы.

По данным Росстата, в стране сегодня насчитывается почти 50 тысяч чиновников федерального уровня и около 1,5 миллиона — на уровне регионов. Из них 81,7 процента работают в органах исполнительной власти, 14,9 процента — в судах и прокуратуре, 2,1 процента — в законодательных органах, 1,1 процента — в других государственных структурах. За счет чего будет сокращаться госаппарат и, соответственно, расходы на него, пока нет полной ясности. В общих чертах выполнение этой задачи министерству труда и социальной защиты видится так: частично перераспределить функции и полномочия государственных органов, исключить их дублирование, а также провести оптимизацию численности госслужащих. Для понимания, кто нужен, а кто не нужен в том или ином ведомстве, считают в минтруде, следует проводить мониторинг служебной деятельности каждого чиновника, а затем составлять новое штатное расписание. Потребность в том или ином количестве сотрудников должна оцениваться исходя из того, в каких направлениях осуществляет свою деятельность данный орган власти, каковы трудозатраты на выполнение им конкретных задач и каков общий показатель трудоемкости. Министерство труда и социальной защиты предлагает нормативно закрепить базовые, функциональные и квалификационные требования к чиновнику — попросту говоря, определить, какие профессиональные навыки и человеческие качества ему необходимы для соответствия занимаемой должности. Предлагается создать «паспорт должности», в котором будут очерчены функции этой должности и требования к чиновнику, занимающему эту должность или претендующему на нее.

Сценарии обновления госаппарата, как правило, пишутся самими же чиновниками

Попытки оптимизировать структуру правительства предпринимаются регулярно. Но сколько ни сокращай российский госаппарат, он постоянно разрастается. Впрочем, когда затевалась административная реформа, никто и не говорил, что изменение числа и рассадки должностных лиц, деление ведомств на правоустанавливающие (министерства), правоприменительные (агентства) и контрольно-надзорные (службы) — меры самодостаточные. Тогда казалось, что структурные новации — лишь стартовое условие для перевода государственной машины в новый, более эффективный режим. Организационный хаос, возникший поначалу, лишь подтвердил, что живая реальность не умещается в умозрительные схемы и конструкции, сколь бы совершенными они ни казались на стадии кабинетных расчетов.

 Нынешняя структура правительства была задана административной реформой. Но сколько эту структуру ни меняй, госаппарат все равно разрастается. Он начинает разрастаться едва ли не сразу после того, как подвергается очередному сокращению. Например, установленные административной реформой лимиты на вице-премьеров (не более одного), заместителей министров и глав федеральных агентств (не более двух) давно и значительно превышены.

Если предложенная Алексеем Кудриным реформа госаппарата сведется лишь к его сокращение на одну треть, толку опять не будет. В конце концов не важно, сколько в стране чиновников (по доле должностных лиц федерального уровня в остальном населении Россия, как бы трудно ни было в это поверить, отстает от Европы и США). Важно другое — качество государственных услуг, предоставляемых населению. Регистрация, оформление паспортов, выдача всяческих справок и разрешений — по тому, как чиновники справляются с этой рутинной работой, можно судить, сколь эффективен в целом госаппарат. Речь уже не только о его реорганизации. Речь о необходимости принципиального, качественного обновления власти. Между тем сценарии этого обновления, как правило, пишутся самими же чиновниками. Готова ли российская бюрократия самореформироваться — вот вопрос.

 Валерий Выжутович