Активисты и ученые присоединились к требованию изменить закон о митингах в Кабардино-Балкарии

Правозащитники, деятели культуры и представители научного сообщества вслед за лидером регионального «Яблока» обратились к спикеру парламента Кабардино-Балкарии с требованием отменить запрет на проведение публичных акций у зданий государственных органов. Отмены этой нормы требует постановление Конституционного суда России, оно обязательно для всех регионов, отметили юристы.

Как писал «Кавказский узел«, 26 ноября лидер реготделения партии «Яблоко» в Кабардино-Балкарии Хаким Кучмезов обратился  к главе и спикеру республики с требованием отмены запрета на проведение акций у зданий органов власти, так как это противоречит Конституции. Партиец сослался на постановление Конституционного суда России от 1 ноября по поводу законов о митингах.

Ученые, активисты и правозащитники Кабардино-Балкарии опубликовали обращение к спикеру парламента региона с требованием привести в соответствие с Конституцией России региональный закон «О митингах» в части запрета на проведение публичных мероприятий возле государственных зданий и ведомств. Заявители мотивируют свое требование решением Конституционного суда России от 1 ноября, признавшего неправомерным аналогичный закон Республики Коми.

«Конституционный суд РФ указал, что принятое решение требует внесения изменений не только в Закон Республики Коми, но и в законы других субъектов Российской Федерации, содержащие аналогичные правовые нормы», — говорилось в обращении, опубликованном на сайте Кабардино-Балкарского правозащитного центра 27 ноября.

Обращение подписали 14 человек, среди которых доктора наук, главы региональных правозащитных общественных организаций, сотрудники Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований и другие. В частности, председатель Ассоциаций жертв политических репрессий республики Маркс Шахмурзов, руководитель общественного комитета «За мир и согласие» Жантемир Губачиков, кандидат исторических наук, сотрудник регионального института гуманитарных исследований Тимур Алоев, а также первый зампред Координационного Совета адыгских общественных объединений Муаед Чеченов.

Установленный пунктом 6 статьи 5 закона Республики Коми общий запрет на проведение собраний, митингов, шествий и демонстраций в радиусе 50 метров от входа в здания органов госвласти, местного самоуправления и государственных учреждений, «выходит за конституционные пределы законодательных полномочий субъектов Российской Федерации», говорится в постановлении КС РФ от 1 ноября 2019 года N 33-П «Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности пунктов 1 и 6 статьи 5 Закона Республики Коми «О некоторых вопросах проведения публичных мероприятий в Республике Коми» в связи с жалобами граждан М.С. Седовой и В.П. Терешонковой». В постановлении, которое опубликовано 15 ноября на сайте «Российской газеты», указано, что признание пункта 6 статьи 5 Закона Республики Коми «требует внесения необходимых изменений не только в данный Закон Республики Коми, но и в законы других субъектов Российской Федерации, содержащие положения, аналогичные предусмотренным указанным законоположением».

Власти Кабардино-Балкарии не согласовывали публичные акции у гособъектов около пяти лет

В последние годы власти Кабардино-Балкарии не санкционировали ни одной акции протеста возле государственных объектов, сообщил руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков.

«Я не смогу привести ни одного примера, факта, когда такое публичное мероприятие было согласовано за последние пять лет. Я имею в виду [уведомления, поданные] от представителей каких-то организаций, отдельных людей, которые пытаются озвучивать некоторые проблемы перед органами власти. Ни одно мероприятие, когда люди требовали провести его рядом с госучреждениями, не было согласовано. Всех направляли к кинотеатру, который находится за городом, и выделен постановлением правительства для таких мероприятий», — рассказал корреспонденту «Кавказского узла» правозащитник.

Хатажуков не смог оценить количество потенциально возможных протестных мероприятий в случае отмены запрета на проведение публичных акций у зданий госорганов в республике.

«Мне трудно сказать, станет больше или меньше. Но ранее было много инициатив. То, что это необходимо сделать, то, что это противоречит и Конституции, и федеральному закону — очевидно. Тем более, есть решение Конституционного суда (России)», — заключил Хатажуков.

Так, 27 марта во многих городах России прошла акция, посвященная второй годовщине начала протестов против «Платона». В Кабардино-Балкарии планировалось провести два митинга – в Прохладном и Майском, но администрация Прохладного отказалась согласовать акцию. «Нам разрешили провести собрание лишь в актовом зале города Майский», — рассказала организатор акции Елена Баранова.

22 октября власти Нальчика отказались согласовать Аслану Иритову массовый пикет перед зданием республиканского управления Следственного комитета, сославшись на то, что «выбранное  место яко­бы не соответствует перечню единых мест в КБР, специально отведенных или приспособлен­ных для коллективного обсуж­дения общественно значимых вопросов, а также для массо­вого присутствия граждан с це­лью публичного выражения об­щественного мнения».

Решение КС России является обязательным на всей территории страны

Решение Конституционного суда Дагестана, ранее признавшего не соответствующим Конституции республики регионального закона «О митингах и публичных мероприятиях», не является прецедентом для других субъектов России, пояснила адвокат бюро «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева. Однако, по словам юриста, таким прецедентом является решение Конституционного суда России.

18 ноября стало известно, что Конституционный суд Дагестана рассмотрел иск активистов Идриса Юсупова и Арсена Магомедова и признал незаконным действующий в республике запрет на проведение митингов и демонстраций вблизи зданий органов власти.

«В России действует два уровня конституционных судов: Конституционный суд России и Конституционные уставные суды субъектов России. Они между собой не находятся в подчинении. Это органы с самостоятельной юрисдикцией. Конституционный суд России проверяет нормативные акты на предмет соответствия их Конституции страны. Акты Конституционного суда России, как и Конституция, имеют прямое действие и обязательны на всей территории России. А суды субъектов рассматривают нормативные акты субъектов на предмет соответствия Уставу или Конституции субъекта Федерации. Это юрисдикции локального, субъектного значения», — рассказала корреспонденту «Кавказского узла» Ермолаева.

Решение Конституционного суда России по делу из Республики Коми является обязательным к исполнению на всей территории страны, заключила юрист.

«Когда речь идет о том, что Конституционный суд России признает несоответствующим статье 31 Конституции России законы о порядке проведения митингов в субъектах страны — это означает, что они обязательны для всех. После получения сигнала из Республики Дагестан и, тем более, после решения по делу из Коми, органы власти должны были бы привести свое законодательство в соответствие с создаваемой практикой Конституционного суда России. В теории конституционного права есть точка зрения, что акты Конституционного суда страны в иерархии нормативно-правового права находятся чуть ниже Конституции страны и выше федеральных законов и тем более законов субъектов. Это означает, что Конституционный суд России — единственный орган, полномочный принимать обязательные для других госорганов и федерального, и субъектного уровня акты толкования Конституции России. Конституция сама по себе довольно лаконичный документ, и без развития этих норм, получаемых в конституционной практике, было бы сложно назвать этот документ живым», — отметила Ермолаева.

Статья 31 Конституции России гласит, что «граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование».

По ее словам,  статья 31 относится ко второй главе Конституции России, а «это глава II, устанавливающая права и свободы граждан, и порядок изменения этой главы является особо жестким». «Просто так ее нельзя изменить. Эта формулировка не позволяет какого-либо иного толкования или ограничений по местам, где можно проводить митинги. Главное, чтобы эти собрания были мирными и безоружными», — сказала Ермолаева.

Юрист также напомнила законодательно установленный порядок проведения публичных мероприятий, согласно которому «никто из органов госвласти не имеет права разрешить проведение публичных акций». «Участники митинга ставят в известность госорган, и это носит уведомительный характер», — заключила Ермолаева.

С мнением о том, что на основании постановления Конституционного суда России от 1 ноября «все регионы должны изменить региональные законы» и привести их в соответствие с федеральным законодательством, согласна и доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного и административного права Высшей школы экономики Елена Лукьянова.

Однако эксперт выразила сомнение относительно того, что это будет сделано регионами самостоятельно. «Будут ждать (решения) судов», — сообщила корреспонденту «Кавказского узла»  Лукьянова.

Автор: Магомед Туаев;
источник: корреспондент «Кавказского узла»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *