7 вопросов Татьяне Москальковой, омбудсмену. О правах человека

Новым уполномоченным по правам человека назначена выходец из партии «Справедливая Россия», генерал-майор милиции в отставке, бывшая замглавы правового управления МВД Татьяна Москалькова. Правозащитное сообщество отнеслось к этому довольно скептически. «РР» поговорил с новым омбудсменом и выяснил, чем она будет заниматься на своем посту

1. Какими делами вы займетесь в первую очередь?

Сперва хотелось бы понять, какие коллективные обращения были к уполномоченному, чтобы вы­явить системные нарушения. Их называл президент на коллегии Генпрокуратуры. Значительная часть — о нарушении трудовых отношений: невыплате зарплат, сокращении людей путем увольнения «по собственному желанию»: людей к этому понуж­дают, чтобы не выплачивать предусмотренные законом пособия. На втором и третьем месте медицина и образование: закрываются школы, детсады и больницы в малых городах.

2. Насколько в России вообще работает институт уполномоченного по правам человека? Вы не боитесь стать «свадебным генералом»?

Если не отлажена коммуникация с судами и органами власти, в первую очередь с Конституционным и Верховным судами, с правозащитными организациями, Общественной палатой, то в одиночку трудно решить вопросы. Но уполномоченный по правам человека может направить иск. Он может запросить любое уголовное дело и убедиться, что человеку до сих пор поступали отписки, а реально ничего не сделано. Это посредник между обществом и органами власти. Он должен уметь слышать правозащитников, и слышать горе, и говорить на языке власти. Он может сообщать о наруше­ниях президенту — это очень мощный рычаг.

3. Вы говорили, что намереваетесь бороться с западными структурами, которые используют правозащитную тему «в качестве оружия шантажа, спекуляций, угроз, попыток дестабилизировать и оказать давление на Россию». Как будете бороться?

Зарубежные государства и интеграционные сообщества правозащитного толка — ЕС, ООН, Госдеп США — постоянно выпускают доклады о соблюдении прав человека в мире. Наш МИД тоже готовит такие доклады, в частности по Украине, Прибалтике. Но очень важно, чтобы эти доклады были объективны, не использовали двойные стандарты и не имели только политическую направленность.

4. Разве вы можете повлиять на содержание доклада ООН?

Уполномоченный может проверить то, о чем написано в этих докладах и, если соответствующие факты подтвердились, исправить недостатки, а если нет — отреагировать на это. В докладах присутствует жесткая критика в отношении России и Крыма, но ничего не говорится, например, о «негражданах» Прибалтики.

5. Вы заявляли, что будете укреплять авторитет уполномоченного по правам человека за рубежом. Зачем?

Взаимосвязь между уполномоченными разных государств так или иначе существует. Этим летом в Москве запланирована большая международная конференция уполномоченных по правам человека. Важно обменяться мнениями: какие права нарушаются, какие инструменты используются.

6. Вы будете заниматься делом Надежды Савченко?

Элла Памфилова посещала Савченко. Я в первый же день, поскольку журналистов интересует этот вопрос, специально попросила принести мне жалобы от Савченко. В аппарат уполномоченного таких жалоб не поступало. Если они появятся, уполномоченный обязан рассмотреть их. Ставится вопрос об обмене — уполномоченный по правам человека не занимается обменом, это тема МИДа. Интересно, что все спрашивают про Савченко, но никто не хочет узнать про семьи погибших журналистов, получили ли они пособия. Эти ребята ведь были кормильцами семей.

7. А они не получили пособия?

Я не знаю, у меня таких сведений нет. Но странно ведь, что никто меня не спрашивает об этом.

Чем запомнились российские омбудсмены?

Сергей Ковалев (1994–1995 годы). Правозащитник, диссидент, в свое время отбывал срок за «антисоветскую агитацию». Один из авторов российской Конституции, яростный критик Москвы во время первой чеченской кампании.

Олег Миронов (1998–2004 годы). Доктор юридических наук, профессор, бывший милицейский следователь. В годы нахождения на должности не смог достичь понимания с правозащитниками как выходец из КПРФ.

Владимир Лукин (2004–2014 годы). Дипломат, историк, член партии «Яблоко».

Соблюдал известную умеренность и первое время не вмешивался в политические дела. Однако ему удалось наладить широкомасштабную работу по защите прав граждан.

Элла Памфилова (2014–2016 годы). Бывший министр соцзащиты. Особое внимание уделяла «резонансным делам». При этом Памфилова меньше обращалась в суды, чем Лукин. После конфликта Рамзана Кадырова с оппозиционерами предложила тому «сбавить обороты». Назначена главой Центризбиркома.

Русский репортер
Русский репортер

Latest posts by Русский репортер (see all)

7 вопросов Татьяне Москальковой, омбудсмену. О правах человека: 1 комментарий

  1. Авторитарным государствам никакие правозащитники, а уж тем более независимые, в принципе не требуются. Такие государства целиком и полностью распоряжаются своими подданными и выстраивают правовые (читай какие удобно) отношения с ними, исходя исключительно из существующей в данный момент государственной целесообразности. Права человека и технология их защиты появляются и развиваются попутно с развитием демократии и гуманизацией социальных отношений, при которых не государство с его престолами и неограниченной властью, а человек, переставая быть объектом (игрушкой, инструментом), находящимся в полном государственном распоряжении, становится первостепенной ценностью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *